Показать меню

Неравнодушные: они спасают храмы, и не только


церковь история

Каждый, кто путешествует по необъятным российским просторам, будь то автомобилист, велосипедист, пассажир автобуса или пешеход, часто видит застывшие над селами, почерневшие от времени кирпичные остовы храмов, продолжающие неумолимо разрушаться. По завершению эпохи храмоборчества эти здания в обедневших и обезлюдевших селах оказались на обочине жизни. Но нашлись энтузиасты, которые взялись за восстановление «порушенных святынь». Об этих людях – зачастую совсем еще молодых – наш сегодняшний рассказ.


Строили всем миром, собирая по копеечке

…Сельские церкви после революции чаще закрывали, изымали все мало-мальски ценное и отдавали под клубы, зернохранилища, склады, мелкие производства. Редко когда хранителям наследия удавалось причислить такой храм к историко-архитектурным памятникам, чтобы государство взяло его под свою защиту. Тем более  что в глубинке за полтора столетия господства классической архитектуры появилось множество весьма схожих культовых строений, возведенных по общей схеме «кораблем»: собственно храм – трапезная – колокольня, композиционно связанные по оси воедино.


Неравнодушные: они спасают храмы, и не только

Храм Тихвинской иконы Божией Матери. Имение Тихвино-Никольское Ярославской области

 

Строили их на средства местных помещиков и купцов, не всегда настолько богатых, чтобы заказать особый проект именитому архитектору.

В советские, и особенно пост-советские, годы церковь, обеспокоенная падением нравов, сосредотачивала свои усилия, в основном, на восстановлении храмов и новом строительстве в больших городах. Словом, там, где вокруг могли сложиться приходы, способные активно содействовать поддержанию постройки в должном виде. А главное, где эти храмы оказывались особо важны как оплот веры. Они становились спасительным кораблем в бурном море страстей, соблазнов, ложных ценностей и разрушительных учений, смущающих отвыкших от благочестия мирян.

А сельские храмы в какой-то момент остались «без пригляда». Специалисты по охране памятников сегодня бьют тревогу: мы можем потерять эти основательно руинированные  сооружения в ближайшие десятилетия. Время неумолимо – год за годом вода камень точит, проникает в тело кирпичной кладки и замерзая, раскалывает толщи стен и куполов. Ветер заносит в трещины частицы почвы, и вот уже вместо креста над храмом поднимается березка. Корни деревьев продолжают буравить швы, выталкивая кирпич.

Старинных церковных зданий в России много. Их возводили на средства благотворителей – царей, дворян, купечества – в память об избавлении от страшных бедствий, а то и строили всем миром, собирая средства по копеечке. Это память предков, связь времен и поколений, и, к счастью, находятся люди, сумевшие это понять  и решившие действовать!



Север – воля, надежда, страна без границ

Немало деревянных храмов и часовен, построенных несколько веков назад, сохранил нам Русский Север. И хотя безвестные зодчие эпохи первых Романовых умели устроить естественную вентиляцию помещения, изгоняя сырость и обеспечивая нужный температурно-влажностный режим, бревенчатые стены, характерные шатровые колокольни и крытые лемехом главы этих строений тоже нуждаются в защите

Два года назад мы рассказывали о созданной в приходе московского храма Серафима Саровского в Раеве (это в Медведково) молодежной организации «Общее дело», поставившей своей целью спасение и возрождение деревянных церквей Севера России.

(«Служба спасения деревянного зодчества: восстановить храм и себя самого», https://arhitektura-i-proektirovanie/43079-zateplit-svechu-v-zabytoy-cerkvi.html).


«Общедельцы»

 

Искрой, из которой разгорелось «Общее дело» стало подвижничество старого помора из деревни Ворзогоры А. П. Слепинина: за свой счет и своими руками он начал перекрывать крышу колокольни. Об этом узнали и тут же подключились московские паломники. Неравнодушные молодые люди сплотились вокруг настоятеля храма Серафима Саровского протоиерея Алексея Яковлева, возглавившего движение по спасению от гибели деревянных шедевров северного зодчества.

Нашлись среди энтузиастов люди опытные, обладающие нужной квалификацией. При храме даже открыли школу плотницкого мастерства, чтобы желающие могли овладеть умением «древоделей седых веков». К слову, в школе прошли обучение уже три сотни человек.

Волонтеры встретили понимание у местных администраций и сотрудников музея-заповедника «Кижи».


Храмовый комплекс в Ворзогорах


Реально оценивая свои возможности, они, в первую очередь, расчищали территорию заброшенных храмов, убирали мусор, ремонтировали кровли, меняли сгнившие венцы в основании, закрывали от осадков и ветров оконные и дверные проемы, а в завершении работ вносили в храмы иконы и приглашали священников и местных жителей для проведения службы. Далеко не все постройки сейчас можно полностью восстановить, но необходимые контр-аварийные меры позволили выиграть время, за которое вокруг сбереженного храма может сложиться церковная община, появится попечитель.


 

Проект поддержали известные деятели церкви: благословил епископ Архангельский и Холмогорский Тихон, высоко оценил Святейший Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл, только в прошлом году выделив личные средства для сохранения семи объектов.


Памятка для защитников гибнущей архитектуры

…Со временем к молодым прихожанам присоединялись все новые участники. Помогали деньгами, инструментом, автотранспортом, а главное – каждое лето проводили свои отпуска в спасательных экспедициях – свыше 370 состоялось их за 13 лет. Обследовано 360 храмов и часовен в Карелии, Архангельской и Вологодской областях, в 153 из них проведены противоаварийные и консервационные работы. В 2019 году спасено от разрушения 30 храмов и часовен.


Крестовоздвиженская часовня в д.Калитинка Каргопольского рна Арх обл.


Сегодня «Общее дело» насчитывает не менее 750 добровольцев, планирующих и в этом году, несмотря на пандемию, порушившую многие планы, вновь выехать на объекты (кстати, пожертвования можно направлять на расчетный счет прихода, указанный на сайте,  счет в «Яндекс. Деньги» или на карту Сбербанка 5469 3800 2049 0776).


...и после


Будущим защитникам гибнущих архитектурных жемчужин будут полезны рекомендации, разработанные участниками проекта «Общее дело» вместе со специалистами музея «Кижи». Даже ограждение территории храма простейшим подручным материалом может спасти объект, показывая, что это уже не бесхозное место.

Выкашивание травы и кустарника предохранит от пожара и обеспечит проветривание. Для устранения протечек кровли лучше пригласить профессионалов, а до их приезда постараться собрать скопившуюся в помещении дождевую воду. Излишнюю влагу лучше отводить от здания, прокопав вокруг него канавки, а нижние венцы очистить, не допуская их контакта с землей. Снег, нанесенный зимой в помещение, желательно убрать до оттепели. Мусор и птичий помет также препятствуют высыханию древесины.

Окна необходимо застеклить или закрыть досками, а продухи и щели – сеткой, от проникновения птиц. До лета продухи лучше держать закрытыми, но потом обязательно открывать, обеспечивая проветривание. Для последующего восстановления важно зафиксировать основные размеры строения – стен, крыши, проемов, провести детальное фотографирование, а из обрушившихся элементов ничего не уничтожать до изучения их специалистами.


 

В памятке, которую оставляют в храме после завершения работ, первым делом сказано: «Внимание! Любая историческая постройка является памятником истории и культуры; самостоятельные работы по ее ремонту и реставрации запрещены. При этом деревянная постройка требует постоянного грамотного и бережного ухода».

Это очень важно.


О пользе социальных сетей

Андрей Козинцев


Наш  сегодняшний собеседник – администратор группы «Спасаем храм» в социальной сети «Фейсбук», Андрей Козинцев из Ярославля. Группа создана недавно, в начале зимы 2019 г., когда начались работы по укрытию от осадков заброшенного храма в селе Судилово Ярославской области.

- Мы очищаем объект от растительности, спиливаем выросшие на кровле деревья, удаляем мох и нанесенную почву, - рассказывает Андрей Козинцев.  - Для укрытия строения возводим легкие стропильные системы с опорой на стены. Опоры крепим в швы кладки, сам кирпич не трогаем. Затем делаем обрешетку по стропилам, настилаем укрывной материал (пвх-банеры), крепим его рейкой, закрываем поликарбонатом оконные проёмы.


 

- А что побудило вас, людей самых разных специальностей, увлечений, пристрастий, возраста, наконец, взяться за спасение пришедших в запустение провинциальных храмов от окончательного разрушения?

 

- Объясню. Если посмотреть на красивое старинное здание с кирпичными сводами взглядом строителя, то очевидно, что, во-первых, 200-300 лет назад люди проделали большую работу: архитектор выполнил гармоничный проект, чего мы почти не видим в современной застройке, мастера-каменщики сложили стены и своды, которые уже стоят века и ещё века простоят. Терять такие здания недопустимо. Во-вторых, без укрытия от осадков кирпичная кладка интенсивно разрушается, ее «подтачивают» растения и дожди-снега. И если основная конструкция рухнет, восстановить ее будет практически нереально. А в-третьих, на такую «скорую помощь» для разрушающегося объекта требуются минимальные силы и средства..


- Сколько человек объединяет сейчас ваша группа? Какими реальными силами – техника, инструмент, транспорт – вы располагаете? Есть ли среди вас квалифицированные специалисты?

- Сейчас группа в Фейсбуке насчитывает свыше 800 участников, но постоянно приглашаем новых. Открыто публикуем ход работ и отчитываемся за все расходы. Участники группы – это неравнодушные люди со всей России, поэтому общение на 95% в сети.

Лично познакомились и общаемся с людьми из Ярославской области, которые занимаются спасением своих храмов. Например, в селе Аристово ведёт работы Дмитрий, в Селифонтово – Юлия с группой единомышленников. Помогаем советом по технологии работ и материалами для укрытия зданий. В Тверской области организует работы по укрытию Денис, в Вологодской, в селе Демьяново, бывшая жительница этого села Вероника, ныне москвичка, тоже хочет возродить храм, копит средства. После карантина продолжим с ней сотрудничать. Среди участников группы – люди всех специальностей. Сами работаем на строительстве и ремонтных работах, поэтому достаточный опыт есть.

 


Готовимся укрывать

Также формируется команда добровольцев, готовых вести в свободное время высотные работы. Например, промышленные альпинисты Владимир и Александр присоединились к нам на храме в селе Горе-Грязь. По местному преданию, когда-то здесь увяз в грязи возок Екатерины Великой. Отсюда и название.


Работы на высоте. Николо-Теребенский монастырь


Я сознательно не называю фамилий, но имена всех жертвователей и тех, кто хоть как-то помогал, также публикуем, а по завершению проекта устанавливаем памятную табличку «Храм спасли…»  Фамилии с перечнем объектов, увы, не всегда стоит обнародовать.

К сожалению, есть и другие люди, которые будут молчать, пока историческое здание рушится и нападать на тех, кто пытается что-то сделать для его спасения. А по какому праву? А где лицензия? А вот кирпич не так положили… Где же они были все эти годы, когда эти кирпичи мокли и рассыпались, а на крыше березы росли? Поэтому мы кирпичи, повторюсь, не трогаем и никакого восстановления не ведем, а только обеспечиваем «временное контраварийное укрытие».

Из техники используем свои рабочие легковушки и «Газели». Двум-трем людям этого достаточно, чтобы на день работы материал в багажнике привезти. Люди – главный  наш ресурс.

Своей строительной бригадой  выбираемся на работы по мере возможностей: получается  раз в 1-2 недели. По выходным бывают выезды волонтёров-промальпинистов. Предоставляем им инструмент, материалы, транспорт, помощников. Люди из групп поддерживают проект финансово – для сбора средств открыта карта Сбербанка, оформленная на нашего казначея Александра Давыдова. Перевести на нее средства можно по телефону +7(910) 824-3533, более подробно – на сайте https://www.facebook.com/groups/spasaemhram/ или https://vk.com/spasaemhram.


Обрешетка под укрывной материал


Закупаем доски и укрывной материал – везде ищем возможность получить максимальную скидку с учётом задачи. Материалы и работы (например, альпинисты иногда работают «за идею», а иногда – за половину нормальной цены) оплачиваем из собранных и собственных средств. При укрытии первого объекта вышла такая пропорция: две трети своих денег и треть — собрали. Полный финансовый отчёт обычно составляется на одной странице, подписывается комиссией и публикуется в группах. Сейчас расходуется примерно треть своих средств и две трети – от жертвующих.

 

- Какие же работы проведены за столь короткое время? Расскажите о ваших объектах.

- Их уже немало. Первый – храм Рождества Христова (постройка 1761 г.) в с. Судилово, что в 15 км от Ярославля. В декабре 2019 – феврале 2020 сделана полная консервация, храм укрыт от осадков, закрыты проёмы. Потрачено 160 000 рублей, из них: 100 000 от проекта #СпасаемХрам, 30 000 – от епархии, 30 000 – собранных в ходе работ пожертвований. Работы по обустройству храма продолжаются силами местных жителей.


Судилово


Второй – храм Воздвижения Креста Господня на погосте Сидорково (д. Селифонтово) Ярославского муниципального района. Церковь построена в 1787 г. и является объектом культурного наследия (ОКН). В ноябре 2019-го опилили деревья наверху и у стен храма. В мае 2020-го поддержали группу, возрождающую храм, материалами для укрытия приделов. Группа активно ведёт работы, делает архитектурные обмеры, очищает низы стен от завалов, готовится к укрытию сводов.


 Фрески в соборе  Николо-Теребенского монастыря


В мае 2020-го поддержали местного краеведа Дениса Ивлева и его команду в ремонте кровли и спасении росписей собора Николо-Теребенского монастыря, расположенного на берегах реки Мологи – древнего водного пути и старинной границы Вышневолоцкого и Бежецкого уезда. Сейчас это – Максатихинский район Тверской области. Там сохранились росписи, предположительно кисти А. Г. Венецианова. (Или его учеников. Удивительно, что, по свидетельству очевидцев, эти росписи, долгое время почти неразличимые, стали сами проступать на стенах после первой отслуженной в возвращенном соборе литургии – Е. Ш.)

В Вологодской области –  храм Василия Великого в д. Демьяново, построенный в 1820 г. В марте 2020 г. ездили на осмотр и готовились начинать его укрытие, но пока отложили – в связи с пандемией. Уроженка деревни, Вероника, намерена продолжить работу – она собирает средства, мы держим с ней связь.


Рыбинск. Больница водников


Начинаем работы по укрытию красивого деревянного здания в Рыбинске. Это больница водников. Вандалы-металлоломщики содрали листовую кровлю, надо срочно укрывать. Есть местные люди, способные сделать работу, поможем им с материалами. Провели 13 июня крутой субботник! Рассчитываем завершить укрытие к началу июля.

Троицкая церковь в с. Аристово Ярославской области. Возрождением храма занимается староста села Дмитрий Чиркунов. Поможем с укрытием от осадков.


Проросший лесом купол храма в д. Горе-Грязь

Спасаем храм в с. Горе-Грязь Гаврилов-Ямского района Ярославской области, год постройки – 1809-й. В этом апреле укрыли алтарь, все вверху расчистили от поросли. Сейчас работаем на большом своде – делаем обрешетку под укрывной материал. Также ведём работу с другими желающими сохранить либо возродить свои храмы: где советом, где посильными финансами.


Деревня Горе-Грязь. Идут работы по укрытию алтаря


…Порой происходят довольно знаменательные события. Так, в Судилово священник ещё до начала работ проводил службы раз в несколько месяцев. На руинах. Пока мы трудились, число прихожан на службах увеличивалось – с двух бабушек до 15-20 человек на Рождество и Крещение. Узнав о нас в интернете, из города приезжала молодёжь, бывшие местные жители, родственники погребенных на церковном кладбище. Не прошло и двух недель по завершении «спасательной операции», как в храме состоялось первое отпевание, достойно проводили покинувшего мир православного человека. Церковная жизнь возрождается, а значит и храм будет под присмотром и в сохранности. Укрепили на стене памятную табличку с именами всех, кто соучаствовал так или иначе в спасении храма – получилось 50 имён. 

А в селе Селифонтово (Сидорково) группа корчевала пень внутри храма и в корнях нашли металлическую икону, очень искусно сделанную.

 

- Насколько успешно и плотно вы взаимодействуете с местной администрацией? Помогают? Разрешают? Игнорируют? Препятствуют?

- Перед началом работ мы устанавливаем контакт с епархией в лице местного священника, ну и, конечно, с администрацией. Складывается по-разному. В Судилово священник из близлежащего храма очень активно участвовал в процессе и во всём нам помогал, в том числе решал вопрос с надзорными органами. 

Мы, как я уже говорил, не трогаем кирпичи: крепим опоры укрытия в швы кладки, поэтому претензий к сохранности объектов пока не было. В селе Горе-Грязь нас морально поддержал глава ближайшего крупного поселения. Объект является госсобственностью, поэтому одобрения представителя местной власти достаточно. Т.е. административных препятствий практически нет, можно работать.


Своими руками, на своем автотранспорте


Кроме работы своими руками, сбора средств и сотрудничества с активистами, ищем системное решение проблемы. Мечтаем создать некий архитектурный Альбом или Методику по созданию простейших противоаварийных укрытий. Приглашаем к сотрудничеству архитекторов, которые помогли бы нам такую методику разработать, согласовать её в органах охраны ОКН, опубликовать и популяризировать, чтобы желающие могли ею пользоваться.

В России примерно 5000 храмов на грани обрушения. Ещё столько же старинных усадеб и других выдающихся архитектурных произведений. У всех этих объектов, безусловно, есть шанс на сохранение, а в дальнейшем – и возрождение.

Спасение старинного здания, в частности храма, вполне посильная задача даже для одного человека, если он проявит настойчивость. Чтобы укрыть средних размеров храм от осадков, не нужны миллионы. 300-400 тысяч рублей достаточно, чтобы сделать Дело простыми средствами и нанять рабочих по средней коммерческой цене. Если искать возможности и добиваться максимальной экономии, то и 100-200 тысяч рублей достаточно. Не опускайте руки, смотрите, как делаем мы. Торговых центров ещё тысячи понастроят, а красивую старинную архитектуру потеряем – не вернём.


После субботника в Рыбинске
Близ пушкинских священных мест

Разговор продолжает Оксана Шевченко, член Общественного совета при Государственном комитете Псковской области по охране объектов культурного наследия.


 Оксана Шевченко
 

- В Пскове и Псковской области очень много объектов культурного наследия, требующих восстановления, - рассказывает Оксана Шевченко. - Эту проблему не решить за один-два года. К тому же, если храм или усадьба признаны объектом культурного наследия, историко-архитектурным памятником, ведение восстановительных работ требует лицензии для профессиональной деятельности – волонтеры вправе только убирать мусор, укрывать объект, но никаких иных действий предпринимать нельзя без разрешения и контроля со стороны Комитета по охране ОКН.

 

- Вспоминается история Георгиевского собора 1234  года постройки в Юрьеве-Польском, одного из древнейших шедевров белокаменного зодчества Владимиро-Суздальской Руси. В середине XV в.  обрушился верх здания, и как не старался известный больше как строитель и реставратор, нежели купец, Василий Ермолин, вернуть ему прежний вид не смог. Чертежей не было, да и надзорных ведомств тоже. Но вернемся к теме.

- Имеет значение то, кто является собственником восстанавливаемого объекта. Если храм имеет статус объекта культурного наследия и передан в пользование РПЦ, то его настоятель, конечно, будет оказывать всестороннее содействие всем, кто захочет помочь. Важно наличие у храма своего прихода – прихожане активно включаются в восстановительные работы, помогают пожертвованиями и трудом своих рук, информируют общественность, привлекают новых помощников. Приход одного из возрожденных храмов собирали больше года, мне довелось в этом участвовать – писала статьи и обращения в прессу, что называется, несла в люди новости об открывшемся храме, его непростых буднях. 


На Псковщине


Если же собственник – государство, то возвращение памятника к жизни зависит от бюджетирования на региональном и федеральном уровнях и от позиции обычных людей – местных жителей, жертвователей, волонтеров. Финансирование и ведение работ определяется этими факторами.

Также важно выяснить, что является предметом охраны. Например, есть храм  со статусом ОКН,  и государство передает его в пользование РПЦ, церковь обязуется следить за сохранностью здания. Реставрационные работы разрешается вести только при консультациях и под контролем соответствующих государственных органов. Финансирование может быть  смешанным – какие-то средства выделяет государство (подаются заявки на финансирование реставрационных работ в вышестоящие инстанции и фонды), что-то, если сможет, спонсирует РПЦ. Предмет охраны – здание, и то, что внутри него, государством не контролируется и не финансируется.


Состояние одного из объектов культурного наследия в Опочке


Другой пример: здание храма полностью передано РПЦ, но на внутренних стенах сохранились фрески, имеющие государственную культурно-историческую ценность. Они также являются предметом охраны, и государство требует от собственника следить и за сохранностью этих фресок, поддерживать в храме необходимый температурно-влажностный режим и пр. Комитет по охране ОКН контролирует выполнение собственником этих требований.

Заброшенные храмы государству выгодно полностью отдать РПЦ – чтобы церковь самостоятельно  финансировала и вела реставрационные работы. Но если нет прихода – для кого проводить службы?

 

- Псковщина знаменита Пушкинским заповедником –  усадьбами Михайловское,  Тригорское, Петровское, в Наумове, в бывшей усадьбе Чириковых создан музей композитора М. П. Мусоргского, в Любенске – Римского-Корсакова.  Однако до революции здесь находились землевладения представителей многих других  известных дворянских родов империи. Какова их судьба?

- В Новоржевском районе возвращена к жизни усадьба Алтун, основное владение Львовых. Род этот довольно молодой, дворянство они получили из рук Петра I, а были людьми энергичными, трудолюбивыми и предприимчивыми. На пожалованных землях Львовы развернули бурную хозяйственную деятельность и быстро разбогатели. У озера разбили  прекрасный парк, высадили редкие породы деревьев, возвели главный усадебный дом в модном тогда готическом стиле. Как и многие архитектурные памятники нашей земли, он был разрушен в годы войны. В 2008 г. приступили к восстановлению усадьбы, расчистили парк и построили отель, стремясь при этом отчасти повторить внешний вид усадебного дома Львовых. Теперь здесь могут отдыхать и развлекаться туристы, в том числе желающие побывать в Пушкиногорье – для них организуют экскурсии.


Усадьба Крулихино


Но Алтун отличается выгодной близостью к пушкинским местам. А вот другое имение рода Львовых, Крулихино, находится в более чем плачевном состоянии. Владельцы этой усадьбы, Чихачевы, были в родстве с Ганнибалами, сосед великого поэта  А. И. Львов женился на Е. Д. Чихачевой и, видимо, тогда получил Крулихино в приданое. Восхищавшее современников богатством и красотою поместье создавалось в конце XIX – начале XX вв. Усадебный комплекс включал в себя 48 строений – двухэтажный господский дом с 30 комнатами и телефонной связью, множество хозяйственных зданий, возведенных с использованием оригинальной валунной кладки и парк с организованной водной системой реки и искусственных прудов, с 1996 г. объявленный памятником садово-паркового искусства.


Крулихино. Валунная кладка стены
 

- Фактически это развалины. Есть ли надежда на возрождение?

- Попытки спасти Крулихино предпринимались в наши дни неоднократно. Сначала к усадьбе проявили было интерес частные инвесторы, потом вносилось предложение  включить ее в перечень объектов для участия в конкурсе «15 чудес Псковщины», но дальше разговоров дело не пошло. Крулихино гибнет на глазах. Для вложения средств на восстановление нужна обоснованная концепция дальнейшего использования объекта – без этого реставрации не будет. Крулихино стоит в лесу, в 20 км от Опочки и в 30 – от Новоржева. Чтобы организовать здесь, к примеру, базы отдыха, мало восстановить дома, нужно развивать инфраструктуру… Сейчас же стремятся создавать конгломераты, забывая о малых городах, о деревнях и селах. А я верю, что рано или поздно люди начнут сюда возвращаться. Жизнь продиктует этот путь.


Крулихино сегодня
 

- Постройки с валунной кладкой – их можно увидеть только в Крулихино?

 Хозяйственная постройка в имении Гораи


- Нет, в имении Гораи, принадлежавшем некогда Корсаковым и Лорерам, уцелела двухэтажная хозяйственная постройка, выполненная в этом стиле. А господский дом там разрушили в 1918-м. Предполагают, что построен он был по проекту автора здания Биржи на стрелке Васильевского острова, Ж.-Ф. Тома де Томона, видимо, под впечатлением от камероновского дворца в Павловске, где  французский архитектор тоже потрудился.  Валунной кладкой сложены хозяйственные же корпуса в гибнущей усадьбе Быстрецово,  стены нескольких жилых домов в Опочке.

Опочка. Жилой дом, построенный с применением валунной кладки

Там же, в Опочке, я пыталась объединить три силы – администрацию, краеведов и волонтеров – для спасения дома известного во второй половине XIX в. городского врача и благотворителя Ивана Игнатьевича Игнатовича, организовать хотя бы его консервацию. До успеха в этом направлении, увы, еще далеко… Работа в общественных советах бескорыстная и построена на патриотических началах и любви к своему краю. Я нахожу себя в том, что привлекаю общественное внимание к заботе о сохранении культурного наследия туристическими маршрутами, пробуждая интерес к нашим достопримечательностям, памятникам, нуждающимся в неотложной помощи – и хочу, чтобы очень многим во власти стало стыдно за такое отношение к ним. На федеральном уровне стало стыдно.


Опочка. Дом Игнатовича


Посвящая свободное время путешествиям по псковской глубинке, встречаешь удивительной красоты пейзажи, а среди них – забытые людьми и ветшающие храмовые здания. В Островском районе есть деревня Синее Устье, где в 1930-х закрыли и разрушили Покровскую церковь. А колокольня осталась, и стоит до сих пор. Она не так высока, и растущие вплотную деревья словно укрывают ее бережно своими ветками. Рассказывают, что порой отсюда слышится негромкий звон колокола. В кровле старой колокольни уже зияет дыра, но внизу кто-то установил иконку и рядом – ветку сирени.

Колокольня в Синем Устье
На берегу реки Горел Крест

Владимирская область, Александровский район, село Волохово. Здесь уже более двадцати лет люди постепенно восстанавливают храм св. князей Бориса и Глеба.


Храм Св. благоверных князей Бориса и Глеба в Волохово

Борисоглебская церковь, образец классицизма, выстроена «кораблем», к просторной трапезной с севера и юга примыкают приделы св. великомученицы Варвары и святителя Алексия митрополита Московского, оформленные тосканскими портиками. Купол опирается на световую ротонду с восемью решетчатыми окнами. Над замыкающей храмовый комплекс колокольней поднимался витой, в стиле «единорога», шпиль. Когда и кем был здесь возведен самый первый храм во имя самых первых русских святых, история умалчивает, но считается, что свершилось это не менее четырех веков назад. 

Местность эту в старину прозвали Гулятиным станом, а село, по некоторым источникам –  Борисоглебским, по имени храма. Известно, что оно было подарено Иваном Грозным  за службу опричнику Телицыну, а позже перешло к Баскаковым. Происхождение топонима «Волохово», вероятно, связано с волоком, проходившим в этих местах и связывавшим Горел Крест с рекой Серой, протекающей через Александров.


Могилы Стромиловых у Борисоглебской церкви

Рядом с храмом – кладбище, где подняты и приведены в порядок надгробные часовни Стромиловых: отца, Семена Петровича, офицера русской армии, и сына, Николая Семеновича, ставшего видным общественным деятелем и писателем-историографом этих мест. Слева от них, под мраморным памятником, покоится подпоручик Петр Гаврилович Стромилов, дед автора трудов о владимирской земле.

События Смутного времени огненным валом прокатились по этим местам, и название речки – Горел Крест – свидетельство того, что пришлось пережить в XVII веке русским людям. Поляки разорили стоявший на берегу монастырь, а храмозданный крест сожгли. Обитель не возродилась, а деревянный храм восстановили в 1700 г. В начале XIX в. храм на средства помещика А. А. Баскакова и его братьев при содействии других прихожан отстроили в камне, и С. П. Стромилов, продолживший службу капитаном-исправником, взял на себя обязанности церковного старосты.

Николай  Стромилов, обучившись на землемера и прослушав курс лекций по юриспруденции в Московском университете, вернулся в Александров, где занимался межевыми работами и помогал работе городского женского училища, а потом и училища в Суздале. Увлеченный когда-то лекциями по истории и археологии И. Е. Забелина, он стал автором многих трудов о Владимирской губернии и Александровском уезде.

Храм в 1937-м закрыли и разграбили, а затем приспособили под хранение зерна. О. Василий был арестован и расстрелян. Почерневшие шпили с крестами над куполом и колокольней возвышались над ободранными и разбитыми кирпичными стенами. Калориферные печи потихоньку разбирали для личных нужд. Предприимчивые люди повалили часовни на могилах Стромиловых, чтобы унести могильные плиты на различные хозяйственные нужды. Упавшие деревья снесли большую часть Варварина придела.


Храм Бориса и Глеба. Южный фасад
 

Но нашлись, вопреки им, и другие люди, в том числе из числа дачников и москвичей, купивших дома в опустевшем Волохове. С середины 1990-х инициативная группа, прираставшая с каждым годом единомышленниками, стала искать пути спасения храма, здание которого было уже давно причислено к памятникам градостроительства и архитектуры регионального значения. Убирали мусор, расчищали прилегающую территорию.

Обращения в областной комитет по охране памятников истории и культуры, во Владимирскую епархию и Московскую патриархию не остались без внимания. Большую помощь оказали сотрудники комитета В. Н. Стариков, А. Н. Трофимов,  Т. П. Двоеглазова и Л.  Г. Ерина – неоднократно приезжали в Волохово, консультировали, советовали, давали рекомендации, вплоть до состава строительных смесей. Помогли местные жители – их руками достаточно быстро было установлено надежное укрытие полуразрушенного придела из бруса, досок и рубероида. Храм был возвращен церкви и приписан к Свято-Смоленской Зосимовой пустыни. Первую литургию 30 сентября 2006 г. отслужил игумен монастыря о. Серафим. Участники Александровского историко-краеведческого клуба «Отечество» восстановили на могилах Стромиловых часовни. На помощь из Москвы часто приезжали ребята из движения «Молодая Русь».


 Настоятель храма о. Леонид
 

Приход рос. В летнее время службы проводились по воскресным и праздничным дням – вел их ставший настоятелем Борисоглебской церкви о. Леонид (Ковадло), и до этого отдавший немало сил восстановительным работам, а теперь фактически возглавивший их. У него, в прошлом, опытного инженера, нашлись квалифицированные помощники. Помогали и военнослужащие расположенной рядом воинской части. Шаг за шагом, собирая средства всем миром, заменили стропила и кровлю, привели в порядок алтарь, возвели внутри храма леса и начали ремонтировать и штукатурить стены. Провели электричество, устроили вентиляцию. Когда приступили к обследованию и ремонту фундамента, обнаружили отделяющую его от цоколя бересту, проложенную нашими предками как гидроизоляцию. 

– Умело устраивая горизонтальную гидроизоляцию, - рассказывает о. Леонид, – строители 200 лет назад не видели необходимости гидроизоляции по вертикали. Переувлажнение угрожало разрушением кирпичной кладки, в толще стен поселился грибок. Мы нашли выход, вспомнив о разработанной еще советскими учеными системе электронного осмоса, изучили имеющиеся сведения, постарались эту идею применить. Вкратце: под воздействием управляемого электромагнитного поля молекулы воды движутся не вверх по капиллярам пористого кирпича и известкового раствора, а наоборот, уходят вниз, в землю. Возможно, наш храм – единственный, где для спасения его от разрушения использованы столь современные, можно сказать, уникальные решения вытеснения влаги. 

В двух уровнях, в толще стяжки пола, и в подоконниках второго яруса установили по специально разработанной схеме инфракрасные пленочные электронагреватели ПлЭн. Их излучение обеспечило не только нагрев стен и купола, но и экономию электроэнергии. Сейчас помещение отапливается, работает кондиционер, электронные приборы контролируют влажность воздуха. Система обогрева управляется дистанционно. 

Фундамент укрепили по всему периметру, на это ушло два года. Остеклили оконные проемы, покрыли их снаружи антивандальной защитной пленкой (находятся, увы, любители пострелять по окнам, не ведая, что творят…), поставили новые двери. К Пасхе 2010-го на колокольню подняли новые колокола, а в 2013 г. восстановили Варварин придел – для всех прихожан это событие стало еще одним большим праздником.


 Даже без штукатурки храм смотрится торжественным и строгим


Работ предстоит еще очень много, да и погода преподносила неприятные сюрпризы – ураган повалил шпили с крестами над храмом и колокольней.  Их место уже заняли новые. 

У стен храма не раз проводились праздники, исторические фестивали, ежегодно организуются «Стромиловские чтения». Создан сайт прихода http://borisigleb.ru, группы в социальных сетях. Разработаны новые проекты, позволяющие привлекать пожертвования. На прилегающих дорогах появились указатели, для храма написаны новые иконы, красиво оформлены стены. 

Кстати, икона волоховской церкви «Покров пресвятой Богородицы», была сохранена  местной крестьянкой в годы революционных потрясений, а потомки этой женщины принесли ее в храм. А всего за время службы в Борисоглебскую церковь вернули восемь икон. Сохранившееся на своде стенописное изображение Спасителя с возрождением духовной жизни здания освещало алтарь удивительным розовым светом. Стараниями петербуржского художника Павла Корзухина эта фреска дописана: рядом с Иисусом встали предстоящие фигуры Богоматери и Иоанна Предтечи, а над головой Христа парит голубь. 

- Удивительно добрая атмосфера сложилась в приходе, - завершил свой рассказ священник. – Каждый прихожанин чувствует себя в этих стенах как в родном доме, будто храм стал домовой церковью для всех, кто, как мог, участвовал в его возрождении и живет с ним одной жизнью.


Храм св. Николая в Полиносово остается буквально «обескровленным» - над головами верующих плывут облака


А в десятке километров отсюда, в Полиносово, от здания храма Святителя Николая остался один «обескровленный» четверик — и когда о. Леонид служит в нем, то над головами прихожан плывут облака, однажды сложившиеся в форме креста. Этот храм очень нуждается в помощи. 

Люди, с которыми мы вас сегодня познакомили, не ищут личных выгод для себя. Не пиарятся. Не стремятся во власть. И не от скуки откладывают неотложные дела, чтобы трястись по не самым лучшим дорогам нашей глубинки с инструментом и купленными за свой счет - и средства таких же неравнодушных людей - материалами. Они просто понимают, что наследие – это не только достопримечательности столиц и крупных городов. Это и забытые нами святыни наших предков, которые те с верой и любовью создавали и защищали от ворога и напастей. Это и остатки когда-то блиставших своей гармоничной красотой усадеб с разбитыми по всем правилам садового искусства и учетом ландшафта парками, это реликтовые луга и рощи – их иные уже готовы отдавать под коммерческую застройку. Наши святыни – это ведь не только церкви и монастыри, не только памятники павшим героям. Это Ясная Поляна, Пушкиногорье, Абрамцево, это тихие арбатские переулки Москвы, Аничков мост в Питере, Покровка в Нижнем… Дать им погибнуть – значит не только лишить наших потомков возможности увидеть величие и красоту историко-культурных, архитектурных, природных памятников страны, - это значит, разорвать связь поколений. Ту самую связь, без которой мы перестанем быть народом.

 

Евгений ШАПОЧКИН

 

В статье использованы фото автора, А. Козинцева, О. Шевченко,  а также фото, предоставленные организацией «Общее дело», группой «Спасаем храм» и сайтом храма святых благоверных князей Бориса и Глеба в Волохово.

Загрузка...
По материалам: rcmm
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Введите два слова, показанных на изображении: *
Лента новостей
Банки введут автосписание средств за услуги по запросу компаний11:40СК показал видео крушения самолета в Калужской области11:40Польша хочет созвать чрезвычайный саммит ЕС по Белоруссии11:40Сбербанк заключил соглашение с министерством спорта Нижегородской области11:30Названы нижегородские ФОКи, где с сентября возобновятся тренировки11:30Нижегородцы стали свидетелями фантастического заката11:30Forbes назвал самые популярные сериалы Netflix этого лета11:20Три участка промышленных зон на севере и юго-востоке столицы пройдут реорганизацию11:10В Саратовской области потратят 65 млн руб. на строительство участка объездной дороги11:10С начала 2020 года в Москве ликвидировано 16 долгостроев11:10В Курганской области опрокинулся автомобиль пьяного водителя: пассажирка погибла11:00Премьер Польши предлагает провести чрезвычайный саммит ЕС по ситуации в Белоруссии11:00Число зараженных коронавирусом в России превысило 892 тыс. человек11:00Гороскоп Павла Глобы на неделю с 10 по 16 августа 2020 года10:00