Показать меню

Зампред Свердловского арбитража: наступает эра потребительских банкротств

Зампред Свердловского арбитража: наступает эра потребительских банкротствЯромир Романов / Znak.com

Наступает эра потребительских банкротств, считает заместитель председателя Арбитражного суд Свердловской области Илья Чураков. По его данным, с начала года поступил 1 тыс. 310 заявлений о банкротстве физических лиц и индивидуальных предпринимателей, что в 1,5 раза больше, чем за такой же период прошлого года.

Основной рост пришелся на первые три месяца года, еще до того, как была объявлена пандемия коронавируса. Однако экономические проблемы, вызванные ситуацией с COVID-19 и падением курса рубля, еще сильнее усугубят ситуацию. Негативный «эффект» в виде роста обращений ждут через месяц — не у всех сейчас есть возможность отправлять заявления в суд в электронном виде, так как личный прием в арбитраже прекращен до снятия специальных противоэпидемических мер.

Если раньше банкротились, в основном, люди, связанные с бизнесом, то сейчас ситуация изменилась. «В первом квартале типичный гражданин — банкрот — это трудоспособный гражданин 35-40. В большинстве это женщины. Типичный портрет — она разведена, у нее есть дети, и ее буквально недавно уволили с работы. Да, у нее есть кредиты, и она набирает их в период после увольнения, — сказал Илья Чураков. — Мы видим также 20-25 летних должников с большим количеством кредитов в микрофинансовых организациях. Их достаточно много — в деле иногда фигурирует от 10 до 20 таких микрофинансовых структур». 

По совам зампреда суда, в каждом банкротном деле, как правило, от пяти кредиторов и больше, и каждому из них гражданин сколько-нибудь, но должен. Поэтому дела, где долг меньше 500 тыс. рублей встречаются не часто. В качестве исключения Илья Чураков назвал дело о банкротстве 72-летнего пенсионера, долги которого составляли около 200 тыс. рублей — они были для него непосильными.

«Мы готовимся к негативному сценарию, прогнозируем, что нынешняя пандемия может повлиять, и начнут подавать заявление о банкротстве граждане с ипотечными кредитами. До пандемии таких заявлений у нас не было», — сказал Илья Чураков. Он выразил надежду, что банки примут меры со своей стороны, чтобы разрешить такие ситуации.

Илья Чураков также обратился с заявлением к людям, оказавшимся в трудной ситуации: «Банкротство — это исключительная мера, это не панацея от всех болезней. Кажущийся позитивным эффект от долгов — сиюминутный и в последующем вы можете столкнуться с проблемами в получении кредитов. Если юридическое лицо после банкротства прекращает жизнь, то люди продолжают жить. Надо исходить из того, что это исключительная мера и хорошо подумать, есть ипотечная квартира. Такая квартира будет реализована, несмотря на то, что там прописаны дети, или при ее покупке использован материнский капитал. Эти риски надо понимать. Кроме того, судья не автоматически освобождает должника от долгов, и может так случиться, что после завершения процедуры от обязательств его не освободит».

Добавим, что несмотря на усеченный режим работы, суды изучают каждое поступающее заявление и, если понимают, что должнику важна скорость в принятии заявления, готовы его рассмотреть. «Мы смотрим насколько критичная ситуация. Если у должника очень много кредиторов, мы смотрим что это за кредиторы. Если это банки, то мы, как правило, судебное заседание стараемся назначить и уведомляем должника, что он может направить заявление о рассмотрение его дела в отсутствии представителей. Таким образом суд может ввести банкротство без личного участия сторон. Но не по каждому делу такое возможно. Где-то необходимо выяснять добросовестное или нет поведение у должника. По такому делу может быть отложение или приостановление», — сказал Илья Чураков.

Хочешь, чтобы в стране были независимые СМИ? Поддержи Znak.com

Загрузка...
По материалам: znak
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Введите два слова, показанных на изображении: *